Новости

«Как они не обвинили Титова в убийстве Кеннеди и в Карибском кризисе» — адвокат о том, почему спустя полгода фигуранты дела Мультика выходят на свободу

367

Дело Титова для Украины стало одной из самых топовых тем. О том, что Николаевская область в августе прогремела на всю страну задержаниями и массовыми обысками у влиятельных бизнесменов, знал каждый в городе, и не только в городе, но и в Украине, и даже далеко за ее пределами. Но с каждым днем к этому уголовному производству стало появляться все больше вопросов. Почему дело до сих пор не рассматривают по существу? Как это возможно, что представители Фемиды сами же нарушают закон? И не лопнет ли дело Титова в суде как мыльный пузырь? Об этом изданию Подробности удалось пообщаться с известным адвокатом, который представляет интересы Михаила Титовая, Сергеем Войченко.

Последние полгода в Николаеве у многих на слуху дело Титова, которого громко «принимали» правоохранители, при этом назвав николаевского бизнесмена организатором ОПГ.  Как результат, Михаила Титова и его подельников отправили в Мариуполь. Наблюдая за судебными процессами, многих ответов нет, и в связи с этим возникает еще больше вопросов. Вы как сторона защиты Михаила Титова, развейте мифы, и давайте расставим с вами все точки над «і».

ВС: Более глупой ситуации, чем с этим делом, не было и нет. Нынешняя деятельность прокуратуры далека от законности. Начнем с того, что ни одно из преступлений, которые инкриминируются нашим клиентам, согласно Уголовно-процессуального кодекса Украины, не подследственно органам прокуратуры.

Объясните нашим читателям, что вы имеете в виду.

ВС: Согласно положениям Уголовно-процессуального кодекса Украины, все эти преступления, которые на сегодняшний день инкриминируются нашим клиентам, являются подследственными органам Национальной полиции. Уголовное производство изначально там и находилось. Желая получить дармовые медальки, квартиры, грамоты и часики, а также желая пропиариться абсолютно глупым способом, который не предусмотрен законом, прокуратура Николаевской области и взялась за это дело. Как результат — все доказательства, собранные неправомочным органом, являются недопустимыми.

То есть, если дело должна расследовать Национальная полиция, а им непосредственно занимается прокуратура, то она нарушает подследственность?

ВС: Можно ставить вопрос перед судом о признании доказательств, собранных прокуратурой, недопустимыми. Это первое.

Второе: Жовтневый суд города Мариуполь — это отдельная история. Судьи прямым текстом начинают рассказывать нам, что у них тут какое-то свое правосудие и судопроизводство. И на вопрос защиты, у вас что, свой процессуальный кодекс? — они отвечают, что рядом линия фронта. Понимаете, да?

Более того, представители прокуратуры себе позволяют заходить в кабинете судьи перед судебным заседанием, что, по нашему глубокому убеждению, является способом внепроцессуальным, а это недопустимо.

Но это нарушения закона.

ВС: Знаете, мне рассказывали свидетели случай, когда из кабинета судьи выходят судьи вместе с «прокурорскими» за час до того, как должно слушаться наше дело. И говорят: «Ну, что, все будет хорошо». Вам смешно, а у меня скулы сводит.

Хочется спросить, господа судьи, неужели вы считаете себя рабами прокуратуры, неужели вы не руководствуетесь профессиональными качествами, неужели вы не имеете чувства собственного достоинства? Или вы умеете только «плазувати»? Гарне таке українське слово – плазувати.

И все-таки. Прокурор Николаевской области Тарас Дунас заявил, что прокуратура Николаевской области не имеет отношения к делу Титова. Так сказать, отрекся и перевел все стрелки на прокуратуру Донецкой области. Но процессуальный руководитель в этом производстве – Степан Божило, который является заместителем Дунаса. Прокуратура Николаевской области открыто дает заднюю?

ВС: Я вам объясню абсурдность ситуации.

Из прокуратуры Донецкой области всего несколько человек задействованы в этом уголовном производстве. Все остальные — из Николаевской. Это прокуроры. Точно также обстоит дело и со следователями.

Следователей для дела Титова собирали со всей Украины – из Черкасской, Кировоградской, Херсонской и других областных управлений Национальной полиции. Оперативное сопровождение… (улыбается) об этом вы спросите у господина Мороза (Юрий Мороз – глава Национальной полиции в Николаевской области – прим.), что он думает по этому поводу.  Его сотрудники осуществляют оперативное сопровождение в этом уголовном производстве.

У нас были комические ситуации, когда прокуроры в зал судебного заседания приходят с пистолетами. Возомнили себя чаками норисами или рейнджерами. Ну, клоунада, понимаете.

То есть они, собрали следователей со всей Украины, а ответственность «скинули» на прокуратуру Донецкой области?

ВС: Донецкая прокуратура утверждает, что у них никто ничего не знает, все вопросы к прокуратуре Николаевской области.

Все наши запросы в Донецкую прокуратуру имеют такой ответ: «Божило (процессуальный руководитель в уголовном производстве по делу Титова – прим.), был назначен Генеральной прокуратурой, вот у них и спрашивайте, а мы ни при чем. Мы не в курсе».

Я не я не и хата не моя (смеемся)

ВС: Опять же, тут нарушена территориальная подследственность. И преступления, инкриминируемые нашим клиентам, якобы, по версии прокуратуры, совершены на территории Николаевской области. Ни одно преступление, которое инкриминируют нашим клиентам, не совершено на территории Донецкой области. Все так называемые потерпевшие — из Николаевской области. Свидетели  -Николаевская, Одесская области.

Кроме того, мы получили официальный ответ от Службы безопасности Луганской и Донецкой областей. Нам ответили, что ни к Титову, ни к другим четырем задержанным у них претензий нет.

Даже нет никакой компрометирующей информации. Это в очередной раз доказывает трусость работников прокуратуры Николаевской области, которые избегают честной процессуальной схватки. И показывает непрофессионализм сотрудников, которые подписывали документы, направляя дело в Донецкую область.

Изначально, когда задерживали Михаила Титова и компанию, их пытались обвинить в поставке оружия из зоны АТО… (перебивает)

ВС: Смотрите, есть такая хорошая фраза «Заставь дурного Богу молиться, он не помолится и лоб расшибет».

Я удивляюсь, как они Михаила Титова не обвинили в убийстве Кеннеди и в Карибском кризисе.

(смеемся)

Почему сейчас об этом стали умалчивать представители гособвинения? Так как в начале истории это было чуть ли не основой причиной их задержания.

ВС: Ситуация очень простая. Ни одного факта подозрения нашим доверителям с 29.08.2017 о каком-либо незаконном перемещении оружия не предъявлено.

Все это искусственно было сделано на основании надуманных фактов, которые не имеют никаких оснований. Когда человек в чем-то подозревается, ему вручают подозрение. Подозрение никому не вручено.

Если подозрение в совершении этого преступления не предъявлено, можно считать, что прокуратура признала, что ни один из ваших клиентов не имеет отношения к тем первым громким обвинениям? Что обнаружили во время обысков у Михаила Титова и его близкого окружения?

ВС: Понимаете, ничего нет. И они понимают.

При более чем 140 обысках, проведенных в этом деле, ничего (!!!) противозаконного не нашли. Тут впору говорить о высочайшем уровне непрофессионализма как прокуроров и следователей, которые ходатайствовали об этих обысках, так и о судьях, которые слепо и бездумно давали разрешения на их проведение.

Мы обратились к Генеральному прокурору, прокурору Николаевской области, к прокурору Донецкой области о скорейшей передаче дела в суд. Ответ мы получили – дулю с маком. Формальная отписка – прокурор сам решит, когда направлять дело в суд.

А как все кричали о том, что у них вагон и маленькая тележка доказательств еще в августе 2017 года! А теперь, в феврале 2018, приходя в суд на очередное продление сроков содержания под стражей, прокуратура говорит, что она еще не готова, и им надо еще что-то доработать. Так поменяйтесь местами с нашими клиентами и, может, быстрее работать начнете.

Так, а что изъяли? Генеральный прокурор говорил об оружии, которое нужно отправить на экспертизу.

ВС: Знаете, какие они гениальные экспертизы проводят? Они изъяли охотничье оружие и выясняют, является ли это оружие оружием, и можно ли из него стрелять.

Они собирают слухи. Собрали, я не побоюсь этого слова, слухи от городских сумасшедших, горе-бизнесменов, которые в свое время набрали кредитов и их не отдавали, за что банк изъял имущество. Еще каких-то сомнительных личностей (обязательно, когда дело будет слушаться по существу, мы о них расскажем поподробней). А прокурорские словно подписались для некоторых бизнесменов, что могут решить их шкурные вопросы за счет Титова, и те вопросы, которые являются исключительно вопросами гражданско-правового, хозяйственно-правого характера, пытаются перевести в уголовную плоскость. Это как, выхожу на асфальт я в лыжи обутый, толи лыжи не едут, толи я …

Потом они назначили часть людей по этому делу потерпевшими. Они говорят, «мы не потерпевшие, нам никто ничего плохого не сделал». Но прокуратура упорно утверждает, что они потерпевшие.

К свидетелям мы еще вернемся. Судебное заседание по Михаилу Титову должно было быть 16 февраля, но его перенесли на вторник 20 февраля. В среду 21 февраля истекает срок. Давайте пофантазируем. Если суд не успеет за день закрыть судебное заседание, то Михаил Титов может быть на свободе?

ВС: Если не успеют, то должны, конечно же, отпустить.

Мы понимаем, что прокуратура Николаевской области как всегда приедет, станет на колени перед судом и будет опять упрашивать: «Не, ну мы за 6 месяцев ничего не сделали, но дайте нам времени еще чуть-чуть и мы чуть ли не ракету запустим».

В Центральном районом суде города Николаева прокуратуре так и не удалось установить свои правила.

ВС: Да. Заявление судьей Центрального районного суда города Николаева свидетельствуют о том, что и там прокуратура пыталась. Но там нашлись достойные судьи, которые смогли противостоять прокурорской системе. А вот в Жовтневом районном суде города Мариуполя пока таких судей не находится.

Как обстоят дела с потерпевшими и свидетелями по делу Титова? Расскажите. Если это не тайна следствия, конечно.

ВС: Первое: сторона защиты будет настаивать на открытом судебном процессе. Мы хотим, чтобы все увидели потерпевших по этому делу.

Когда мы задаем вопрос потерпевшему, какими конкретно действиями Михаила Титова и какой именно ущерб вам нанесен? — то нам отвечают: «Я отказываюсь отвечать на этот вопрос».

Мы спрашиваем, назовите свои источники дохода? Бывший сотрудник милиции, который пребывал всю жизнь на руководящих должностях, а сейчас просто пенсионер, говорит нам, что потерял имущества в общей сумме на 200 тысяч долларов. Тогда нас интересует, назовите за последние 10 лет источник дохода, где и какие деньги вы получали, и какие налоги при этом вы уплатили.

Тогда он начинает кричать, что он отказывается отвечать на этот вопрос, так как это давление. Как говорил кот Матроскин, для того, чтобы продать что-нибудь ненужное, для начала надо купить что-нибудь ненужное… Так вот и вопрос: если ты всю жизнь проработал в органах милиции, где же ты такие деньги взял, а, друг? А «незаконне збагачення» у нас куда делось? Или это те, которые кредиты не возвращали, а теперь пытаются сделать так, чтобы вся область им помогала их выплачивать?

Если дело так и не передадут в суд, Михаил Титов окажется невиновным и на свободе?

ВС: Его должны были уже выпустить давно. К сожалению, из-за незаконной позиции суда Титов содержится под стражей. Из пяти задержанных трое уже на свободе. За это время, пока они находятся на свободе, никаких негативных действий, о которых нам рассказывала прокуратура, из них никто не совершал.

С первых дней прокуратура рассказывала, что каждый из пяти задержанных будет убегать, но ничего подобного не было. Я сразу сказал, такого подарка прокуратуре не предоставим.

Пускай идут в суд и садятся в эту лужу по самые уши. Все то, что инкриминирует прокуратура, и с чем соглашается Жовтневый суд города Мариуполя Донецкой области, – все пока не подтверждается.

Вы считаете это дело политическим заказом?

ВС: Мы наблюдаем очень интересную ситуацию о попытке передела сфер влияния в городе Николаеве.

Ни один уважаемый себя сотрудник правоохранительных органов не будет этим делом заниматься. Это дело – заказуха. Более того, сюда начинают приплетать «Оппозиционный блок», то есть кто-то очень сильно хочет выслужиться и получить еще одну медальку, часики или квартирку. Не получится! Прокуратура постоянно пытается сделать судебные заседания закрытыми, чтобы этот позор скрыть. Стороне защиты и нашим подзащитным нечего скрывать. Мы открыты и готовы к публичному процессу.

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости Очакова